Общество

Как и 400 лет назад калмыки честно и верно служат на благо России

Командир калмыцкого добровольческого отряда Чимид Джангаев считает, что современные калмыки не вправе игнорировать шерт (договор, соглашение – араб.) о военном союзе с Россией, подписанный их прадедами в 1655 году. За четырехсотлетнюю историю калмыки и русские стали одним народом. Поэтому, как только президент России позвал – калмыки встали под знамена и пошли на помощь Донбассу.

Чья мотивация сильнее

По словам Чимида Джангаева, калмыки есть во всех военных подразделениях, принимающих участие в спецоперации, по трое, по пять человек. Много степных воинов и среди кадровых офицеров. Но идея создать национальные подразделения появилась в марте 2022 года. Глава республики поддержал инициативу и – в военкоматы подались добровольцы. Встать на защиту России решили не только бывшие полицейские, но и мирные люди – учителя, строители, инженеры, даже рыночный завхоз. Возраст добровольцев тоже различался — на фронт решили идти 55-летние аксакалы и 19-летние юноши. 

«Вот  пришел парнишка, 20 лет. Фамилия – Компаниец. Отец – украинец, мать – калмычка. Хотелось узнать – почему на фронт собрался? Так парень долго не объяснял, сразу заявил – «не возьмете в ваш отряд, уйду с другим». Упертый оказался. Дали позывной «Малой» и поехали. Ни секунды не пожалел, что взял его, шустрый, инициативный, с хорошей, правильной мотивацией», – вспоминает Чимид.

О значении правильной мотивации на фронте Джангаев может говорить очень долго. 

«На фронте очень тяжело находиться, если у тебя нет хорошей мотивации.  Погибнешь. Бог наверху есть, и он видит, зачем ты здесь. Я ж как командир, с каждым разговаривал, ночью, в карауле, сидя в окопах. И главный вопрос – зачем ты здесь? Были у нас люди, ушедшие после первого же боя. И их нельзя назвать трусами, им просто не хватило мотивации. Были те, кто проверить себя захотел, ввязавшись в военную авантюру. Были и великие романтики, борцы за справедливость, действовавшие по принципу «если нужно отстаивать справедливость с оружием в руках – то я пойду». Я, например, пошел как бывший военный и руководитель «Юнармии» региона, там мои воспитанники, которых ко мне их матери еще мальчишками привели, и для которых пришло время страну защищать. Они, слава Богу, уже практически все вернулись с фронта, живые и здоровые. Самое главное, что люди пошли туда добровольно. Каждый со своей позицией. За деньгами, говорят? А  за какими деньгами пошел на фронт наш рядовой Эняев? Который в мирной жизни был инженером, и который оставил высокооплачиваемую работу, свой благополучный быт и пошел пулеметчиком? Да что далеко ходить, я – депутат Элистинского городского собрания. Поверьте мне, я тоже неплохо жил. Далеко не все за деньгами туда идут. Любовь к родине деньгами не оплачивается. Я говорю сейчас именно о добровольцах. Здесь без мотивации не продержишься. Сложность еще вот в чем: мы бьемся с русскими. Мы – русские, и противник наш – русский. Конечно, нас называют калмыками, их – украинцами, но, по сути, и мы, и они – русские люди. Один народ. Их деды бок о бок с нашими дедами дрались с немцами. Они такие же упертые, с такими же характерами. Да, им здорово промыли мозги, но по характеру – они как мы. У них есть мотивация. И у нас она есть. И, поверьте мне, у русского солдата мотивация – не убивать, а спасать», —  добавляет Чимид Джангаев.

Зачем им это надо?

Фронт, по словам собеседника, быстро приводит в порядок и мозги, и представления о жизненных ценностях. Раньше житель Элисты Андрей Эняев был высокооплачиваемым, востребованным инженером, устанавливающим сложнейшую медицинскую аппаратуру. Квартира, машина, все необходимые блага цивилизации. В один день инженер собрался и пришел в военкомат, чтобы стать рядовым Эняевым в калмыцком добровольческом подразделении.

«Когда-то давно он служил, его поставили пулеметчиком. Уже на фронте пришло время «Ч», он был со мной на левом фланге. Он и второй пулеметчик рядовой Иван Компаниец (да-да, тот самый 20-летний сын украинца и калмычки) подавили огневые точки противника. Благодаря их мужественным действиям подразделение смогло планово выйти из боя. После я ходатайствовал, чтобы рядового Эняева и рядового Компанийца наградили орденами Мужества», — рассказывает командир добровольцев.

К высокой награде представлен и рядовой Мерген Булатов. Кто бы мог представить, что бывший завхоз с калмыцкого рынка, привыкший тихо и спокойно разруливать споры между торговцами, способен на подвиг?

«Рядовой Булатов 13 часов боя носил нам боеприпасы, под плотным огнем противника. На седьмом часу того боя я начал говорить – экономьте боеприпасы, потому что не знаешь, сколько еще будет идти бой. Нередко бывает так, что заходишь с одной задачей, а получается на месте совсем по-другому. Вот тут и появился рядовой Булатов. Он нашел нас, принес боеприпасы. Более того, весь бой он носил снаряды не только калмыцкому отряду, но всем нашим, кого находил. Отдавал боеприпасы, и забирал раненых. На себе утаскивал. Человеку 51 год. Вот и подумайте – зачем ему это надо было? Он – водитель. Отсиделся бы в тылу, как другие. Более 30 водителей находились в базовом лагере и отказались выезжать на  место боя. А Булатов – поехал, привез боеприпасы и вывез раненых. Сейчас ему пишут письма люди из госпиталей, без ног, с тяжелыми ранениями – с благодарностями за жизнь. Вот и получается, что рядовой Булатов шел на фронт с правильной мотивацией — не  уничтожать, а людей спасать», — отмечает Джангаев.

Солдат, мы в тебя верим

Еще об одном, чрезвычайно важном факторе для того, чтобы выжить на фронте, Джангаев тоже может говорить часами. 

Без поддержки сломается даже самый сильный боец, уверяет командир.  Казалось бы, поддержка от пули не защитит, но зато она дает ощущение правильности выбранного тобою пути, а это в тяжелые времена дорогого стоит. Калмыцкие военные подразделения поддержаны на трех уровнях.

Во-первых, регион обеспечивает бойцов всем необходимым: от продуктов питания до обмундирования и снаряжения.

«Я, когда был командиром, каждый день докладывал главе региона, либо его заместителю, о состоянии дел и моральном духе подразделения. На любой мой запрос (от спальных мешков до квадрокоптеров) поступал ответ через 3-5 дней. Быстрее не получалось: на территории военных действий логистика сложная. Но все мы знали, что любая просьба о помощи будет выполнена, — рассказывает наш собеседник. -  Очень важной является и поддержка от калмыцкого народа – это второй уровень поддержки. Нам, малым народам, проще. Нас мало, мы все друг другу родственники, поэтому плечо друга, земляка для нас очень важный момент. Тем более на фронте. Люди присылают не только экипировку и технику, но и чай, сигареты. Это очень согревает. Но особенно знаете что там, на фронте трогает? Письма от детей, со словами: «Давай, солдат, мы в тебя верим».

И третий уровень поддержки – от высших сил. Серьезно.

«Можно верить, можно не верить, но когда на фронте побудешь, поверишь и в Бога, и в черта, — говорит командир калмыцких добровольцев. – Наш народ исповедует буддизм, очень мирную религию. В то же время  калмыки – кочевой, воинственный народ и у нас есть свои традиции, которых мы придерживаемся. Вот перед отправкой на фронт все бойцы калмыцкого подразделения, не взирая на национальность, получили от буддистской конфессии старинные обереги «от металла». Такой оберег отталкивал от человека пулю, стрелу. У каждого нашего воина есть такой оберег. И знаете —  никто не погиб, хотя в очень сложных боях участвовали. У меня была одна мысль – привезти моих ребят живыми и здоровыми. Я бывший военный, у меня много наград. Но самая главная моя заслуга – я никого не привез погибшим. У любого командира – это крест, который он несет. Чем больше он теряет людей, тем крест тяжелее. Мой крест, слава Богу, не такой тяжелый». 

Поддержка правительства региона, поддержка народа, поддержка от Бога – все это дает ощущение, что ты правильно все делаешь, говорит Чимид Джангаев и добавляет: «Президент позовет – пойдем, хоть на фронт, хоть волонтерами-строителями Донбасс восстанавливать». 

СПРАВКА

Калмыцкие подразделения отличились на Николаевском направлении: на восточной части – подразделение Управления Росгвардии, по центру – части Минобороны, на западной части – калмыцкие добровольческие отряды.

На форме калмыцких подразделений нашит шеврон с флагом и гербом Калмыкии. Но главный бренд – «узкоглазость», шутят калмыцкие воины. Добавим, что из калмыцкого добровольческого отряда никто досрочно с фронта не ушел.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий